Новости / Силовые структуры / Правоохранительные органы

6:00 / 15.11.19

Илья Заславский: у каждой собаки жизнь после службы складывается по-своему

Илья Заславский: у каждой собаки жизнь после службы складывается по-своему

Начальник поисково-спасательной службы кинологической службы отряда "Центроспас" Илья Заславский / Фото из личного архива Ильи Заславского

Будущую собаку-спасателя начинают тренировать практически с первых месяцев жизни, а "в отставку" некоторые из них уходят в 10, а то и в 12 лет. Как работают спасатели-кинологи и их четвероногие напарники в уникальном подразделении МЧС России, рассказал в интервью РИА Новости начальник поисково-спасательной службы кинологической службы отряда "Центроспас" Илья Заславский.

– Сколько сегодня человек и собак служит в поисково-спасательной кинологической службе отряда "Центроспас"?

– На сегодняшний день у нас 16 спасателей-кинологов, начальник службы, заместитель начальника (они тоже являются аттестованными спасателями и работают с собаками) и ветеринарный врач. Собак у нас 22, из них 20 подготовлены для поиска живых людей и две – для поиска взрывчатых веществ. Кроме этого, в стадии обучения и подготовки по поиску людей у нас сейчас находятся две молодые собаки. Также уже прошла обучение и ждет сертификационных испытаний для получения допуска к работам собака для поиска тел погибших.

– Какие породы собак используются в отряде? Есть ли уникальные представители?

– Предтечей нашей службы, которая является структурной частью отряда "Центроспас", стала небольшая группа сотрудников отряда, которые добровольно начали тренировать своих собак для поиска людей в середине девяностых годов. В этой группе было два эрдельтерьера, черный терьер, шотландский сеттер гордон и русский спаниель. Они начали тренироваться, обратились за помощью к очень хорошему специалисту – Евгению Александровичу Умблии, он обучил их, и где-то спустя чуть больше полугода две собаки уже искали людей после землетрясения в Нефтегорске в конце мая 1995 года. Тогда им удалось найти несколько десятков человек, и после этого землетрясения было принято решение о создании в МЧС кинологической службы.

Сегодня в службе также используются самые разные породы собак. У нас есть такса по поиску взрывчатки, это довольно необычно. Есть у нас второй в стране по поиску людей бретонский эпаньоль. Был у нас американский стаффоршидский терьер, первый такой в стране по поиску людей.

Все больше сейчас завоевывают популярность и авторитет бельгийские овчарки малинуа, у нас их в службе пять, и опять же, самые первые малинуа в МЧС появились у нас, первый бигль у нас работал. Немецкие овчарки традиционно используются, их у нас сейчас немного, есть еще восточно-европейские овчарки.

– Как отбирают собак для отряда?

– Отбирают собак к нам в службу по нескольким критериям. Первое – собака должна быть здорова. Второе – стараемся отбирать тех собак, родители которых хорошо себя зарекомендовали, которые использовались для поисковой работы, то есть смотрим на генеалогию собак. Например, если мы узнаем, что у кого-то из коллег есть хорошая собака, и он собирается пустить ее в разведение, подбирает ей соответствующую пару, то мы встаем в очередь за такими щенками. Недавно наш спасатель приобрел собаку у спасателя из Казахстана, а сестра этой собаки уехала в спасательную службу в Волгоградскую область. Естественно, мы общаемся и поддерживаем контакты с коллегами, поэтому знаем, когда будут щенки. Третий критерий – смотрим на породу собаки, выбираем из тех, которые наиболее приспособлены для спасательной работы. Приведу один пример: сенбернары, которые когда-то использовались монахами для спасения людей в горах, сейчас превратились во многом в декоративную породу – они стали больше и тяжелее. Современным сенбернарам, громадным и красивым собакам, сейчас уже попросту опасно работать на поисках людей при обрушениях из-за собственной массы, им легко пораниться или покалечиться на завалах. Или, например, шарпеи – особенность этой породы такова, что их очень сложно заинтересовать, то есть замотивировать работать. Подготовить шарпея, конечно, можно для спасательной работы, но целесообразности в этом не особо много, так как за это время можно подготовить двух собак более приспособленной породы.

Понятно, что мы не работаем с маленькими породами собак – может, она везде и пролезет, но она точно так же покалечится. Взять, например, бладхаундов – хорошая порода, прекрасная. Многие из этих собак применяются для работы по следу, но одно дело идти в своем темпе по следу несколько часов, другое – с такой конституцией лазить по завалам.

Еще один критерий – предпочтения самих спасателей-кинологов. Специалист может работать с любой породой и достигать поставленных результатов. Однако мы понимаем, что у человека есть предпочтения. Например, если его любимая порода – лабрадор, а ему дают немецкую овчарку, то он ее подготовит, но такого контакта, душевного комфорта, как при работе с лабрадором, у них не будет. В итоге и собака будет это чувствовать, и сам кинолог, и результат будет несколько хуже.

– Сколько лет в среднем они служат? Что с ними происходит потом?

– Вообще, собака допускается к тренировкам где-то с пяти месяцев, но этот вопрос в профессиональном сообществе до сих пор дискуссионный. Если пес приобретается в возрасте двух-трех месяцев, то с ним сразу начинается общение, развивающие игры, социализация – это даже пока и дрессурой назвать нельзя. Идет в этом возрасте закладка приоритетов, скажем так. Потом постепенно вводится базовая дрессура, усложняются упражнения, и мы плавно приходим к поисковой работе.

Есть и породные особенности такой подготовительной работы. Если в обучение берется щенок охотничьей породы, то надо скорректировать, переориентировать ее инстинкт нахождения дичи на поиск людей. Поэтому собаку начинают готовить с самого раннего возраста, не говоря уже о социализации как с людьми, так и с другими животными. В идеале собака должна очень любить всех людей или как минимум она должна быть лояльной к незнакомым людям. И здесь мы входим в группу риска: наши собаки очень доверчивые, они получают удовольствие от общения с человеком и поэтому их легче похитить. Конечно, наши кинологи отдают себе в этом отчет и не оставляют своих собак без присмотра. Впрочем, есть разные методики, можно научить собаку держать дистанцию от обнаруженных людей. Она будет так же выполнять свои задачи, находить людей, но держаться от них на расстоянии и не вступать в физический контакт.

Мы в любом случае готовим собак так, чтобы они ни в коем случае не причинили вред найденному пострадавшему. Пострадавшие люди находятся в стрессовой ситуации и иногда ведут себя неадекватно, не могут понять, что к ним пролезла не дикая собака, а спасатель, могут испугаться, попытаться защититься от нее. Наша задача – обучить и подготовить четырехлапых спасателей так, чтобы даже в случае агрессивных действий пострадавших собаки не проявляли активной оборонительной реакции.

Собаку старше двух лет смысла брать особо нет, потому что после тренировок времени на непосредственную работу остается не так много. Каждый год собаки проходят экзамены, чтобы подтвердить свою квалификацию. На испытаниях моделируются ситуации сложнее, чем на реальных поисковых работах, поэтому если собака справляется, она получает допуск. Считается по документам, что если собаке восемь лет, то она уже старая, и ее нужно списывать. Однако если собака с поставленными на экзаменах задачами справляется, то она получает допуск к работе еще на один год. Если же собака уже не способна уверенно передвигаться по завалам или, например, у нее ослабло обоняние, и она не справляется с задачей в контрольное время, то это уже основание для ее списания. Здесь все индивидуально, некоторые собаки работали у нас и до 12 лет и отлично справлялись.

– Как выглядит "пенсия" собак в отряде? Что с ними происходит после того, как они уже не могут выполнять возложенные на них задачи?

– У каждой собаки жизнь после службы складывается индивидуально. Если это личная собака спасателя, которая им куплена, и он ее аттестовал для работы, то с ним заключается договор об использовании собаки на службе. Понятное дело, что после завершения карьеры такая собака остается со своим хозяином.

Сложнее с собаками, которые приобретены отрядом на государственные деньги. Фактически у собаки есть ее проводник, но она ему не принадлежит. После списания собаку выставляют на торги. Если ее никто не захочет купить за определенный срок, то ее можно отдать безденежно. Если ее никто не забрал бесплатно, возникают самые большие сложности, ибо здесь порядок дальнейших действий не определен. В других ведомствах были нормативы, что эти собаки подлежат эвтаназии. Сейчас вышел закон об ответственном обращении с животными, и там это не приветствуется. Но и альтернативного решения не предлагается.

Сейчас в МЧС разрабатывается проект приказа, который определяет ведомственный порядок ответственного обращения с животными. Надеемся, что в этом приказе будет определен разумный и гуманный регламент относительно списанных со службы служебных животных. Со своей стороны, мы с коллегами совместно с общественными организациями начали прорабатывать вопрос создания приюта для собак-ветеранов МЧС. Надеемся, что удастся найти источники финансирования для успешной реализации этого очень нужного проекта.

– Сколько людей спасли кинологи отряда? Ведется ли такая статистика?

– Говорить о числе спасенных непосредственно нами сложно – мы не ведем какую-то специальную статистику, по приблизительным подсчетам можно говорить о нескольких десятках человек. Причин этому несколько. Во-первых, сложно, да и не всегда нужно и есть возможность считать. Кинологические расчеты зачастую не достают людей сами, мы занимаемся в основном поиском. Например, после обрушения здания процент выживших не так велик, большинство из них находятся на поверхности завала, и их находят еще до приезда кинологов. Те, кого ищем мы, это люди, которые не могут подать сигнал, и найти их можно только при помощи собак или специальных приборов.

Наша задача – не только найти конкретно живого человека, но и установить, что живых людей в заданном районе нет. Тогда уже можно побыстрее работать, не бояться погубить или травмировать кого-либо. Установить, что в каком-то месте нет пострадавшего, такая же важная задача, как и найти живого человека. Кроме этого, важно понимать, что когда кинологический расчет устанавливает местонахождение пострадавшего человека под завалами, то его зачастую деблокируют, извлекают из-под руин уже другие спасатели, а кинолог с собакой продолжает дальше искать людей. Особенно когда случается крупная катастрофа, сил и ресурсов работать одновременно везде не хватает, и в таких случаях кинологические расчеты определяют приоритетные места спасения людей, помогают найти те завалы, под которыми есть живые пострадавшие.

Также сейчас набирает силу тема поиска тел погибших. Еще не так давно таких собак в стране было буквально две-три. Сейчас подобных расчетов становится больше. У нас такая собака появилась в начале двухтысячных. Эти расчеты нужны, чтобы своевременно найти тело погибшего и аккуратно его извлечь, передать родственникам, достойно его похоронить и провести, если нужно, необходимые следственные действия. Как правило, найденное и обозначенное одним кинологическим расчетом место выхода из руин запаха пострадавшего проверяется еще одним или несколькими расчетами. По возможности для еще более точной локализации месторасположения пострадавшего под завалом используются и технические средства поиска – поисковые приборы. И это понятно: чем точнее мы будем знать, где находится пострадавший, тем быстрее удастся его спасти.

– Сколько дней после какой-либо катастрофы способны работать на месте спасатели с собаками? Не мешает ли запах, который начинает спустя несколько дней распространяться в районе катастрофы, особенно в жарких регионах?

– Собаки могут и работают в таких условиях. На тренировках учатся дифференцировать запахи. Конечно, тяжелый фон запахов разложения присутствует, особенно если работа идет в жарких регионах. Например, на Гаити местные жители складывали тела погибших на солнцепеке на площадке перед кладбищем, извините за выражение, штабелями, а некоторые тела сжигали, облив дизельным топливом, прямо на улицах. Конечно, все это влияет на тактику работы. Зависит и от региона работы – например, в 2000 году наши ребята работали в Индии, там традиционно используются благовония при сжигании тел погибших. И это тоже добавляло сложности собакам при поисках.

Особенностью подготовки наших собак является то, что мы учим их искать любых людей – и знакомых, и незнакомых. Усложняется подготовка и тем, что мы не можем дать контрольный предмет (образец запаха) собаке и послать ее искать конкретного человека.

Наша подготовка собак заключается в том, чтобы приучить их искать любых людей. На тренировках мы сначала задействуем наших специалистов, которые грамотно изображают пострадавших. Со временем начинаем привлекать в качестве условно-пострадавших незнакомых собакам статистов. Чем больше мы задействуем незнакомых людей на тренировках, тем больше у наших собак возможностей обобщить и понять, что неважно, как пахнет человек, важно, что он пахнет человеком.

– Как выглядит обычный день спасателя службы?

– Конкретно в нашей службе нет такой должности, как "кинолог". Обучение и применение служебных собак входит в должностные обязанности наших спасателей. Каждый спасатель службы участвует в тренировках и занятиях по спасательным специальностям, в составе дежурной группы спасателей отряда принимает участие в оперативном реагировании. К этому добавляются специфические задачи: выгул и физический тренинг собак, уход за ними, обучение, кормление, наведение и поддержание порядка в местах содержания, выполнение назначений ветеринарного врача.

– Что происходит, когда поступает сигнал тревоги?

– Все зависит от того, какая чрезвычайная ситуация произошла. У нас подготовлены шаблоны для разных ситуаций. Как правило, у нас в смене каждый день дежурит 2-3 спасателя-кинолога. Один сразу начинает заниматься документацией, другой готовит снаряжение собак, третий собирает коллективное снаряжение конкретно под задачу. Личные вещи же всегда у всех собраны в укладках и рюкзаках, плюс дополнительно берутся вещи под конкретный регион. Все уложено у нас в специальные ящики. По ситуации выбираем, какие из ящиков взять с собой. Например, если едем в жаркий регион, то берутся специальные палатки с кондиционером и дополнительно вентиляторы на клетки для собак. Обязательно берется с собой запас сухого корма и воды для собак, ветеринарная аптечка.

– Во многих отраслях сегодня наметился тренд на роботизацию и замену людей и животных механизмами, например, в некоторых аэропортах уже устанавливают специальные детекторы, которые могут "унюхивать" взрывчатку или следы пороха. На ваш взгляд, смогут ли когда-нибудь такие механизмы заменить собак?

– Конечно, смогут. Посмотрите, только за последние двадцать лет как изменились технологии, какие приборы появились в самых разных отраслях и в быту. Наверняка когда-нибудь ученые смогут заменить прибором и собачий нос. Не факт, что этот прибор будет именно "нюхать", но это обязательно будет устройство, способное обнаруживать человека по каким-то особенным, присущим только людям признакам.

И в настоящее время, наряду с собаками, спасатели используют в работе поисковые приборы, основанные на различных принципах действия: тепловизоры, акустические приборы, различные локаторы, визуальные средства обнаружения. Анализ показаний приборов и сигнального поведения собак, основанного на определении мест выхода человеческого запаха на поверхность завала, является в настоящее время основным методом ведения поисковых работ в случаях, когда пострадавшего невозможно обнаружить визуально или на отклик. Грамотное сочетание использования биологических поисковых приборов – специально-обученных собак и технических средств поиска позволяет наиболее быстро и точно определить местонахождение пострадавшего человека и оказать ему помощь.


МОСКВА, РИА Новости
12



Оригинал

Теги: Илья Заславский, Центроспас, работа, спасатели-кинологи, МЧС РФ, интервью - авторы, общество